Made in Russia: Алексей Андреев: «Made in Russia - это сильная и перспективная история!»

13.10.2015 Made in Russia

Алексей Андреев: «Made in Russia - это сильная и перспективная история!»

Управляющий партнер брендингового агентства Depot WPF, сопрезидент Ассоциации брендинговых компаний России (АБКР), академик Российской Академии Рекламы (РАР) Алексей Андреев рассказал «Сделано в России» о пользе брендинга для бизнеса, актуальности маркировки российских товаров знаком Made in Russia и поведал о том, почему важно развивать в нынешних условиях национальный лейбл-интегратор.

Насколько важен брендинг для бизнеса?

─ Те, кто много общается со мной, слышали эту фразу, наверное, миллион раз, но я не устаю её повторять: в мире товаров и услуг, неотличимых по качеству и свойствам (а именно таким становится мир), только брендинг остается единственным эффективным инструментом конкурентной борьбы.

Российский бизнесмены четко понимает эту парадигму и всё больше внимания уделяет грамотному построению и продвижению брендов. И в Depot WPF, и в другие агентства, входящие в Ассоциацию брендинговых компаний России, поступает всё больше запросов. Причем эти запросы становятся всё более осмысленными и проработанными: за брендинговыми услугами общаются с пониманием того, какую пользу они могут принести бизнесу.

В чём польза бренда Made in Russia для продвижения российской продукции за рубежом?

Made in Russia — это не бренд в полном смысле этого слова, а лейбл-интегратор. Его задача — собрать российские компании и стать для них мощным консолидирующим инструментом. Международный опыт говорит о том, что подобные инициативы — очень сильная и перспективная история.

Зачем это государству?

─ Если инициатива развивается успешно, то в итоге мы получаем синергетический эффект: коммерческие бренды получают поддержку авторитетного государственного бренда, а государство взамен получает плюс к имиджу за представленность выдающимися компаниями и продуктами. Так работает территориальный брендинг: коммерческие бренды продвигают себя за счет сильного консолидирующего бренда государства, но при этом и сами продвигают государство.

Актуален ли этот инструмент в текущей экономической ситуации?

─ Безусловно! Сегодня нам как никогда важно поддерживать, продвигать и повышать престиж российской продукции за рубежом. Вопросы, связанные с развитием несырьевого экспорта России возникают на главных деловых мероприятиях страны. Именно поддержка несырьевого экспорта, на мой взгляд, является одной из амбициозных целей, стоящих перед проектом Made in Russia.

С одной стороны, программа должна работать на повышение престижа российских производителей и их торговый марок, помогать им оптимизировать издержки на продвижение за рубежом. С другой стороны, создатели проекта должны показать российскому бизнесу, что получить поддержку государства легко и просто.

Какие успешные зарубежные аналоги вы можете вспомнить?

─ Россия — далеко не первопроходец в сфере создания бренда-интегратора. Первой подобную программу запустила Германия — маркировка Made in Germany стала активно мелькать на немецких товарах как знак качества еще в середине XX века. Вслед за Германией инициативу подхватили многие государства, в их числе — Канада, США, Италия, Великобритания, Китай, Индия и многие другие. В разных странах программы работают по-разному: где-то это программы, предусматривающие сертификацию продукции, где-то это лейблы, которыми могут пользоваться любые бизнесы, работающие на территории государства, где-то производителей вообще на законодательном уровне заставляют указывать, что продукция произведена внутри страны. Общее у всех этих инициатив одно: они стали мощными коммуникационными инструментами, которые однозначно считываются и внутри стран, и за рубежом и добавляют ценность продукции, которую они маркируют.