Парламентская газета: Экономисты приступили к поиску глобального баланса

14.06.2017 Парламентская газета

Экономисты приступили к поиску глобального баланса

В этом году Петербургский международный экономический форум как-то необычно многолюден и даже суетлив: все спешат, ведь надо каким-то волшебным образом успеть побывать сразу на нескольких дискуссиях, проходящих одновременно в разных залах Экспофорума, послушать выступления лидеров мировой экономики и влиятельнейших экспертов, встретиться с деловыми партнёрами, посмотреть, что показывают на своих стендах крупнейшие компании.

Но попытка поспеть всюду обречена на провал: если прошлогодние 72 мероприятия вызывали лёгкую панику, то нынешние 108 ввергают участников в настоящий шок. Впрочем, обмороков пока не замечено: все знали, куда ехали. К тому же любую дискуссию можно спокойно посмотреть вечером в записи.

А посмотреть есть на кого и на что. Традиционно ПМЭФ собрал самых авторитетных экономистов мира. Только министров здесь 39  из 26 стран. Плюс премьер-министр Индии Нарендра Моди, федеральный канцлер Австрии Кристиан Керн и генсек ООН Антониу Гутерреш.

Глав крупнейших мировых компаний — аж 250 человек со всего света от США до Австралии и от Бразилии до Японии. Если кто-то утверждает, что Россия находится в изоляции, то этот форум уже несколько лет доказывает обратное. Да, официальных делегаций, возглавляемых лидерами стран Запада, стало поменьше, но бизнесмены никуда не делись — вот они, заполнили все пятизвёздочные отели Петербурга, разъезжают по городу на «Майбахах», заказывают ложи в Мариинском и Михайловском театрах. Впрочем, это вечером. А днём они, как простые смертные, носятся по павильонам Экспофорума с бейджиками на шее — им тоже хочется поспеть всюду. С ними вместе перебегают из зала в зал и от стенда к стенду главы семисот российских предприятий и остальные 12 тысяч участников форума.

Российская треть

Каждый год организаторы форума выбирают новую главную тему — самую, по их мнению, актуальную. На этот раз они сформулировали её так: «В поисках нового баланса в глобальной экономике». Добрая треть всех дискуссий на ПМЭФ посвящена ей. Ожидается, что в пятницу, 2 июня, об этом же будет говорить на пленарном заседании Президент России Владимир Путин. Тут есть что обсудить: энергетика потихоньку перестаёт быть основой мировой экономики.

Треть панелей посвящена проблемам страны-хозяйки форум. Тут организаторы не скромничали, поставив перед участниками масштабную цель: формирование повестки российской экономики. Тем предостаточно: и поиск способов стимуляции потребительского рынка, и электронная коммерция, и инновации на селе и в лесном хозяйстве, и туризм, и кредитование. Даже есть где помечтать: руководители модельных домов и предприятий лёгкой промышленности решают, как создать в России полноценную индустрию моды. А юристы говорят о своём возможном светлом будущем, когда российская, а не британская юрисдикция станет магнитом для инвесторов.

Техника будущего

Питерский форум всегда был интересен своей выставкой. Так как ПМЭФ — самая авторитетная в стране площадка, на которую приезжают акулы бизнеса и финансовые воротилы со всего мира, то здесь показывают не столько то, что производят, сколько то, что могут и хотели бы производить. Это — предложения на будущее, которые могут начаться хоть завтра, были бы инвестиции.

В павильонах Экспофорума можно прогуляться по кусочку Крымского моста, посидеть за рулём новенького «Майбаха» или за штурвалом вертолёта.

В павильонах Экспофорума можно прогуляться по кусочку Крымского моста, посидеть за рулём новенького «Майбаха» или за штурвалом вертолёта — настоящая винтовая машина стоит посреди одного из залов. Можно примерить экзоскелет, будто из фантастического фильма. Правда, он предназначен не суперменам, чтобы спасти мир, а инвалидам: он позволяет им ходить даже с парализованными ногами. О стоимости пока речи нет — но уже ясно, что это возможно.

Под привычными вывесками банков на форуме стоят образцы инновационной продукции — то, во что финансисты вкладывают деньги. Вот робот-манипулятор крутит теннисный мяч, подбрасывает его, гоняет по боковой грани пластиковой «восьмёрки«. Всем желающим предлагают проделать то же самое руками — пока ни у кого не получилось. Ещё один манипулятор развлекает публику тем, что поднимает и подаёт ей маленькие хрупкие предметы. А рядом на экране — этот же манипулятор, но уже занимающийся серьёзным делом: сборкой автомобиля.

А вот „Роскосмос“ свою продукцию привезти в павильон не смог: она бы туда не влезла, так что на его стенде — лишь модели спутников и целых космодромов. И над всем возвышается ракета »Ангара». А рядом можно надеть 3D-очки — и оказаться в цеху Челябинского трубопрокатного завода. В наушниках звучит экскурсия, можно ходить, крутить головой, смотреть — полный эффект присутствия.

«Сделано в России» — должно зазвучать во всём мире

Идею нового бренда «Сделано в России» организатор ПМЭФ, фонд «Росконгресс», продвигает уже несколько лет. И не просто продвигает, уже 30 компаний-экспортёров наносят на свои товары логотип — этакую смесь штрих-кода и рисунка бересты. Цель простая: сделать российскую продукцию узнаваемой в мире, привлекательной. Тем более что многие страны так и поступают: бренд «Made in…» используется в США, Канаде, Италии, Германии и других странах. А надпись «Swissmade» и вовсе считается гарантией качества. Почему так не сделать и в России? Но не всё так просто.

- Идея бренда «Сделано в России» зрела давно, — рассказал сопредседатель Ассоциации брендинговых компаний Алексей Андреев. — Об этом думали капитаны бизнеса, учёные, экспортёры. Об этом говорилось, говорилось, но все понимали, что тут играть первую скрипку должно государство. И вот оно дало зелёный свет, и создание национального бренда стало частью государственной стратегии.

А Россия — это зима, снег, матрёшки, балалайки, Кремль и автомат Калашникова. Правда, с тех пор кое-что изменилось.

Однако Андреев припомнил, как десять лет назад иностранных специалистов попросили назвать, с какими брендами у них ассоциируются разные страны. Картина вышла неприятной для нас: государства Запада были представлены известными предприятиями, авиакомпаниями, страховыми компаниями, футбольными клубами, университетами, автопредприятиями. А Россия — это зима, снег, матрёшки, балалайки, Кремль и автомат Калашникова. Правда, с тех пор кое-что изменилось.

- Теперь в мире знают Росатом, Камаз, ну и тот же Калашников, — заметил гендиректор Российского экспортного центра Пётр Фрадков. — И это надо использовать! А если говорить о товарах потребления, которые стоят на полках магазинов, то наши бренды совершенно не знают.

- Кстати, икра перестала восприниматься российским товаром, — вздохнул модератор дискуссии телеведущий Сергей Брилёв. — И водка тоже.

- Мы должны предложить качественную продукцию и использовать те возможности, которые есть. Тульский пряник, оренбургский платок — это работает. Китайцы считают, что российские продукты самые экологичные, а кухня — самая высокая.

Тут зал засмеялся.

- Да, да, — закивал Фрадков. — Китайцы так думают.

- Важно, насколько узнаваемым будет бренд «Сделано в России» и чтобы он хорошо воспринимался, — занёс над аудиторией ложку дёгтя министр промышленности и торговли Денис Мантуров. — Я в этом не уверен. Нужно продавать Россию как образ, напоминая иностранцам, что их может связывать с этим брендом. А нам надо выпускать качественную продукцию.

- Механизм простой, — заверил всех Алексей Андреев. — Создатели ценностей гордятся своей причастностью к стране, а страна прирастает этим достоянием — возникает синергия, круг замыкается.

Малый бизнес позвали в Китай

Во всём мире малый и средний бизнес — основа экономики, он приносит в бюджет больше всего налогов. В России пока не так. Тут главные доноры — крупные предприятия, и прежде всего нефтегазовые.

Вот на Петербургском международном экономическом форуме и призадумались — смогут ли российские малые и средние предприятия стать драйвером экономики? Доживут ли до тех времён?

- Уже сейчас они становятся таким драйвером, и в дальнейшем эта тенденция будет усиливаться, — заверил замминистра экономического развития Олег Фомичёв.

Мы как раз и занимаемся тем, что активно встраиваем российский малый бизнес в цепочки поставок глобальных компаний. Так что мы находимся в глобальном тренде.

- В ближайшее время мы хотим сосредоточиться на популяризации предпринимательства в России, — пообещал президент организации малого и среднего бизнеса «Опора России» Александр Калинин. — Это должно быть модно, это должно быть престижно. А для микропредприятий у нас сегодня уже создана, мы считаем, одна из лучших в мире налоговая регуляторика.

Одним из вариантов выживания в условиях, где главная роль отводится крупным предприятиям, часто с государственным участием, участники дискуссии назвали привлечение малого бизнеса к делам крупного: чтобы гиганты активнее пользовались услугами и продукцией «малышей».

- Мы как раз и занимаемся тем, что активно встраиваем российский малый бизнес в цепочки поставок глобальных компаний, — признался гендиректор корпорации «МСП» Александр Браверман. — Так что мы находимся в глобальном тренде.

Ну а если этот вариант не пройдёт, российскому малому бизнесу открыли дорогу на Восток:

- Мы рады пригласить партнёров из России и других стран совместно развивать бизнес в Китае, — объявил председатель Всекитайской федерации промышленности и торговли Вань Циньминь. — И мы готовы планировать сотрудничество в рамках проекта «Шёлковый путь» для совместного выхода на рынки других стран.