Эксплозия «Имплозии»

29.02.2016 Журнал "Дело"

Взрыв, направленный внутрь — это и есть «имплозия», слово, которым создатели сети аптек, занимавшей еще два месяца назад седьмую строчку в рейтинге крупнейших фармсетей России, 15 лет назад назвали свою империю. 20 млрд рублей оборота оптового подразделения группы, почти столько же — в рознице, более 1400 аптек в 35 регионах страны, No2 по темпам роста в 2015 году... Все это рухнуло в одночасье.  Создавшая когда-то группу имплозия сменилась эксплозией — взрывом наружу: группу разнесло на куски после смерти основателя и одного из основных акционеров — Гранта Безрученко. Вместо узнаваемых зеленых логотипов «Имплозии» на аптеках, работавших под единым брендом, появились новые вывески каких-то неведомых безумных цветов и названий. «Это просто взрыв мозга какой-то», — в недоумении разводили руками привыкшие к «родным» аптекам с ромашками покупатели. «Прячут бизнес или делят?» — задавали себе вопросы эксперты. Что же произошло?

Первая версия — наименее правдоподобная в силу своей заведомой спорности: сеть разделилась на подсети по маркетинговым соображениям. «Стоимость «Имплозии» была не слишком высокой с потребительской точки зрения, раз с ней так легко расстаются, — отмечает стратегический директор Depot WPF Фара Кучкаров. — И по косвенным признакам так оно и есть: латинское написание, нечеткое позиционирование (не аптека, а дисконтная система), странноватое слово. Могу предположить, что для b2b коммуникаций «Имплозия» сохранится, так как поставщики совершенно точно определяли сеть по этому названию. А вот потребители, думаю, сами не знали, что ходят в аптеку «Имплозия»… для них это была «карточка со скидками».

Вторая версия объясняет дробление группы защитой от налоговых претензий ФНС. Этой версии придерживаются некоторые конкуренты «Имплозии». «По нашему мнению, это может быть связано, скорее всего, с отказом по своим соображениям от понятия «крупная сеть» или вообще сеть, — считает Ирина Маргиева из «36,6». — Аптеки себя позиционируют как совсем отдельные, и, по-видимому, это связано с оптимизацией налогообложения».

Возможно, то, что происходит, объясняется началом раздела группы, пока еще объединенной отчасти оптовым звеном, но связанной все меньше хорошим и все больше плохим. Рост цен, ужесточение конкуренции, политика государства, падение маржи, особенно в розничном сегменте, кризис в экономике, собственные взгляды на развитие бизнеса и формально разделенная на разных собственников «Имплозия»... Возможно, энергия внутреннего взрыва, когда-то создавшая компанию, уже привела к последнему взрыву, который аптечную империю просто разорвет.

Превратившиеся в отдельные сети осколки «Имплозии» пока еще, очевидно, работают с «Фармперспективой», но, возможно, все более самостоятельно. Не желая и не имея возможности отбиваться от налоговых претензий в качестве частей компании, скрывающейся от налогов, им теперь проще жить самостоятельно. И самостоятельно планировать будущее — вплоть до продажи. Ведь очевидно, что уход из-под единого бренда и дефакто из единой сети подорвет лояльность покупателей и в условиях ужесточающейся конкуренции будет неуклонно провоцировать снижение оборотов.

Источник

Журнал "Дело"

http://www.63media.ru/press/89/